Институт
естественных, математических и технических наук
Институт
филологии
Институт
психологии
и образования
Институт
истории, права
и общественных наук
Институт
культуры
и искусства
Институт
физической культуры
и спорта
ЭЛЕКТРОННАЯ ПРИЕМНАЯ РЕКТОРА


Фраза дня

Человек должен мечтать, чтобы видеть смысл жизни.

                                                                      Вольтер


Наука

Экспертные,
консалтинговые,
научно-методические
услуги






Помнить, пока сердца стучатся…
Гость пресс-центра: профессор Н.Э. Вашкау

75 лет назад началась самая страшная война в истории существования человеческой цивилизации.

Профессор ЛГПУ Нина Эмильевна Вашкау много лет занимается анализом писем немецких солдат, написанных ими в самые разные периоды войны. Характер писем меняется в зависимости от изменения ситуаций на фронтах: от бравурных до растерянных и жалких. Сегодня письма опубликованы в сборнике, который представляет огромный историко-культурный интерес. Приводим фрагменты интервью Н.Э. Вашкау корреспонденту «АИФ» Татьяне Кузнецовой:

Т.К.: Говорят, жители Волгограда без слёз не могут читать этот маленький сборник с письмами солдат вермахта из сталинградского окружения. Что думают сами немцы, когда сегодня читают эти письма?

 

 Нина Вашкау: Когда в Германии в 1982 г. вышло одно из изданий писем с Восточного фронта, книга не получила широкого распространения. Немцы – те, кто был на войне – не желали говорить вслух о том, что там было. А вот когда подросли их дети, они задали вопрос: «Папа, дед, что вы делали на войне?» Кто имел мужество отвечать, рассказывали. Но таких было мало. Чаще всего эти письма всплывали, когда умирали солдаты, офицеры. И их наследники в коробке, спрятанной в буфете или на чердаке, находили письма, в которых «открывали» своих отцов.

 

У нас письма немецких солдат были опубликованы в 1944 г. в сборнике Наркомата обороны: политработники читали их солдатам, укрепляя боевой дух. Потом о них больше не было речи. Но в музее-заповеднике «Сталинградская битва» хранятся подлинные письма солдат вермахта, есть они и в архивах в Москве и частных архивах Германии тоже. Я заинтересовалась ими, так и появился сборник.

Раскаяния нет


«Завтра мы опять выходим на передовую... надеюсь, будет произведена последняя атака и город окончательно падёт. Но противник защищается упорно и ожесточённо».
Из письма бабушке баронессе Г. Блейлебен обер-лейтенанта А. Клейн-Визенберга. 18.10.1942

 

Т.К.: О чём могут рассказать эти письма, если там нет описания боёв, зверств, – они ведь адресованы близким? 

Н.В.: Когда немецкие солдаты ехали по Украине, Белоруссии, они отправляли в основном бравурные письма: они ещё сытые, одетые, у них оружие, они гонят врага и быстро завоёвывают чужую территорию. Письма из окружения совсем другие. Почти в каждом ужас, холод, голод, вши. Подробно пишут, сколько граммов хлеба сегодня съели, просят родных прислать мармелад и пироги. Там нет лозунгов «Да здравствует Гитлер!», есть обращения к близким, свои переживания и страхи. Но нет и раскаяния! Во многих есть вопросы: «Зачем мы сюда пришли? За что умираем, если я не получу эти 100 акров земли, которые мне обещали?» Но «Зачем я убивал? Сжигал?» – в этом раскаяния нет.

 

Участник Сталинградской битвы: «Все было сожжено, от города осталось 3 дома». 

 

«...Хуже всего – вши. Кожи у меня скоро совсем не будет видно, всюду гнойная сыпь. К тому же скудное питание. Утром и вечером по бутерброду, а на обед водичка вместо супа. В животе бурчит, вши кусают, ноги обморожены. Я духовно и физически конченый человек».

 

Из письма невесте ефрейтора Р. Яна. 27.12.1942

 

Т.К.: Спецкор «АиФ» Георгий Зотов общался в Германии и с сыновьями М. Бормана и Р. Гесса – фашистских главарей, и с потомками тех, кто погиб под Сталинградом. Они помнят об этой битве как о национальной трагедии и совсем не хотят вспоминать, что их отцы пришли на нашу землю убивать. Это память у них такая избирательная?

Н.В.:  Есть конкурс президента ФРГ, который проводится среди немецких школьников уже больше 30 лет. Ребята изучают историю национал-социализма в своей родной местности. Они ищут тех, кто ещё жив и был свидетелем тех событий, задают вопросы: а вы знали о концлагере рядом? О соседях-евреях, которых уничтожили? Дети изучают эту историю, потому что молодёжь должна знать о своих корнях, правильно оценивать прошлое. Но, если говорить о людях, которые сами воевали или имеют родственников, которые воевали, им очень трудно признать: «Мой отец – преступник», «мой дед убивал беззащитных людей».

«Сегодня видел много беженцев, которые идут из Сталинграда. Дети, женщины, старики в возрасте нашего дедушки лежат на улицах, плохо одетые и оставленные на холоде. Я видел уже много бедствий на этой войне, но Россия превзошла все. И в первую очередь Сталин­град».

 

Унтер-офицер Г. Д. 6.11.1942

 

Вот во что превратилась армия завоевателей под Сталинградом!

 

Удобная история

«Описать, что здесь происходит, невозможно. В Сталинграде сражаются все, у кого есть голова и руки, – и мужчины, и женщины».

 

Из письма невесте ефрейтора О. Гелльмана. 13.11.1942

 

 «То, что в Германии называют героизмом, есть лишь величайшая бойня, в Сталинграде я видел больше мёртвых немецких солдат, чем русских».

 

Из письма родителям жены ефрейтора К. Мюллера. 18.11.1942

 

Сегодня, 75 лет спустя после начала войны, давайте вновь вспомним  обращение к потомкам замечательного советского поэта Роберта Рождественского:



Люди!
Покуда сердца
стучатся, — 
помните!
Какою ценой
завоёвано счастье, —
пожалуйста,
помните! («РЕКВИЕМ»)


 

Нина Эмильевна Вашкау является членом совместной комиссии историков России и Германии. Владеет немецким языком. Выступает с лекциями в университетах Германии и США. Руководит семинаром для учителей нашего города «Актуальные проблемы истории России». Научные интересы: история национальных отношений, история культуры России XIX – XX вв., история российских немцев.

 


Поделиться:   

Официально